С концертом в Пушкино певец, музыкант, автор песен, основатель группы «МирИмиР» Игорь Тальков-младший побывал трижды. Исполняет хиты отца и собственные композиции. Публика в джаз-клубе «Арт-Ликор» собирается поколенческая – те, кто замирал в 90-е от песен Талькова-старшего, их дети и теперь уже внуки, разглядевшие в бунтарских песнях отца и сына истинную любовь к своей «неслучившейся» стране.

После недавнего концерта, длившегося почти три часа, люди долго не могли разойтись. Получали автографы на книгах и альбомах, фотографировались вместе с артистом. Корреспонденту «140 солнц» посчастливилось с ним побеседовать.

 

Отстоять граффити памяти

 

– Игорь, чувствуете энергетику зала? Находит ответ ваш встречный посыл?

– Всегда откликаюсь на приглашение Алексея Иванова приехать в «Арт-Ликор». Люди в Пушкино чуткие, с открытым сердцем, они отличаются от столичной публики. И здесь важно настроиться самому и настроить инструменты. Я очень тонко отношусь к тому, что исполняю. В этот раз у нас не было ударника, и выручил барабанщик из Пушкино Алексей Карпухин. Спасибо!

 

– На днях вы вернулись из Петербурга, где вступились за граффити с изображением вашего отца на Литейном проспекте. Вас оставили наконец в покое?

– Там был нарисован портрет отца на трансформаторной будке, и собственник этой будки, Ленэнерго, приехал, чтобы его закрасить, мол, не согласовано. А я сказал – если хоть сантиметр рисунка деформируете, будете иметь дело со мной. Выбирайте: либо через мой труп, либо ничего с этим граффити не случится. Сколько же было потом искаженных теленовостей! Типа Тальков-младший, грозя дубиной призывал к миру, примерно такие заголовки появились. А я взял от сломанной стойки верхнюю часть и встал с граффити рядом. И потом у нас создалось команда, несёт вахту, в свободное время туда приезжаю, селюсь где-нибудь рядом и охраняю. Еще наблюдаю за граффити с помощью камеры. Вот, смотрите, что сейчас там происходит. Ничего. Ленэнерго молчит. Если сотрут граффити, я приеду, его воскрешу. Если они нас зажмут, будет большой общественный резонанс. Вот у них висит на Обводном канале, на доме культуры уже шесть лет граффити с фаллосом, и никто его не трогает, такой вот стрит-арт. А здесь на будке сделали рисунок, портрет творца, который восхищает людей… Очень многие жители поддерживают нас.

 

– Вы известны своей бескомпромиссностью. Воюете? Вот и песню «Масочный заводик» недвусмысленную написали…

– Я никогда не спрашиваю никакие власти, что мне делать. Я вообще по жизни ни у кого не спрашиваю разрешения, потому что всегда беру ответственность на себя. У меня с ними знаете какой диалог? Выложил, например, Собянину свой клип «Масочный заводик» на день рождения. А в мой день рождения выключили воду в квартире на сутки. Я вообще бомж, на самом деле. Живу на студии. В Москве воспитываю детей, в Питер езжу по делам.

 

– Выступаете на Донбассе…

– Да, бывал там с концертами. Пел солдатам, вернувшимся с боя, о том, что война – это дерьмо, манипуляция, что нас поссорили… Ненавижу войну, поэтому я придумал МирИмиР. Написал песни «Братские народы» и «Майдан». Внесён в базу «Миротворца». С этой землей у меня многое связано. У меня в Луганске дочка родилась в 2011-м, там друзья, я там жил, студию построил, это мой второй дом. Там люди нефальшивые.

 

– Игорь, вы ростом выше отца?

– На три сантиметра.

 

Он в эстафете первый

 

– Как-то вы сказали, что, когда вам исполнится 35 лет, станете старше своего отца. Месяц назад вам исполнилось сорок. Чувствуете себя старше?

– Я всегда кайфовал от своего возраста, какой бы он не был. И вот сейчас мне сорок лет, тоже интересно. Но что теперь, надо жить типа как дяденька? Я ещё в жизни ничего не сделал, я всю жизнь занимался тем, чтобы себя убедить в том, что взятое собой же авансом имя действительно моё.

Я не чувствую себя старше отца, чувствую, что мы два профессионала. То есть два воина, он просто в эстафете первый. Понимаю, почему он меня так концентрированно воспитывал. Не было времени. Показал мне жизнь без лака. Хотя я на него долго обижался, потому что рос как спартанец, постоянно дрался, в школе, с младших классов, и почему-то большинство нападало на меня одного. У меня так всю жизнь вообще происходит. Через боль, потери меня как бы выправило по жизни. Но моя боль значительно меньше той, которая у него была. Я основываюсь на своём опыте, эмпирически прожитом.

 

– Какие песни отца поёте с особенным трепетом?

– Пою те песни, с которыми полностью согласен. Это практически только «Моя любовь» и «Чистые пруды». Песня «Летний дождь»… Она обречена на любовь. Бывает, что-то в песне меняю. Например, в «Глобусе» перефразировал строки про страну: «в которой вы все не живёте, не живёте, потому что нельзя это жизнью назвать». А я пою по-другому – «И коль вы здесь тоже живете, живите, чтобы можно это жизнью назвать». Совершенно другой смысл добавил. Но эта версия людям меньше нравится, чем отцова.

 

– Другое мироощущение? Не такое мятежное?

– У меня стимуляция для эволюции, а у него реализм с пессимизмом замешан. Отец видел, куда оно всё пойдёт. Вошел в иллюзию победы, совок побеждён, Россия пришла, флаг, герб, Санкт-Петербург, ура. Месяц порадовался, потом понял, что ничего не поменялось. Молчать не смог. Его убили, чтобы неповадно никому было занимать такую социальную, публичную позицию. Меня никогда не интересовал этот цирк, связанный с Азизой, Шляфманом, Малаховым. Потому что убийство это – три сосны, в которых они водят народ уже тридцать лет. А все они такие же жертвы обстоятельств, как, собственно, и отец.

 

– Как вы думаете, сейчас свободы больше, чем в девяностые годы?

– Свободы всегда одинаково. Демократия от рабства отличается только тем, что при демократии раб, получая свой минимальный паёк в виде зарплаты и так далее, находится в иллюзии свободы воли – я могу пойти налево, могу пойти направо. А ты всё равно пойдёшь на работу, и у тебя есть неделя. И в воскресенье восстановишь в себе силы на новый недельный цикл… Каждый человек должен задать вопросы себе о самом себе. Нам система даёт готовые ответы, но надо начать жить своим умом, а не стереотипами, навязанными через догмы.

 

Делать свой тихий подвиг

 

– Что для вас понятие «русский мир»?

– Понятно, что мой отец косвенно помог ворогам разрушить конгломерат единых стран, единый кулак, СССР, но при котором мы были в одной общности и производили всё, от булавки до космических кораблей. А сейчас у нас почти нет ничего своего, разрушены промышленность, сельское хозяйство… Я вообще за то, чтобы были коны, а не законы, вернулись те постулаты, по которым жили наши предки, жили в гармонии друг с другом, с природой, с мирозданием, и всё происходило естественно.

Без силы духовной русский человек не может найти себе применение и начинает просто деградировать. Нужно воскресить национальную идею. Надеюсь собрать тот костяк критической массы, который создаст новый доступ к энергоинформационному полю.

 

– Всё зависит от личности?

– Чтобы чувствовать себя человеком, надо делать свой тихий подвиг каждый день, и важен не масштаб деяний, а твой внутренний масштаб. Ты знаешь, что есть ещё двадцать, десять процентов, которые недорабатываешь, их надо выискивать и дорабатывать на все сто двадцать. Я вот смотрел на гастарбайтершу, которая мыла пол, она это делала так, будто миллион долларов заплатят. И это самое главное, по-моему, делать в жизни то, что ты можешь, я это и называю тихим подвигом.

 

– Вы автор альтернативной музыки, какая тематика песен вам ближе?

– Поднимаю тему, на которую, как правило, нет однозначного ответа. И даю свою интерпретацию. Руководствуюсь тем, чтобы меня самого песня вставляла. Песня должна нести свой функционал. А я ответственен за то время, которое у вас отнимаю на ее прослушивание. И если сейчас вы не поймете, что я хотел сказать в своей песне, она запишется в подсознании, и, может, потом этот росток прорастёт и поможет где-то что-то понять…

– Ваш концерт публика сегодня встречала овациями ещё и потому, что вы работали «по чесноку», на износ…

– Если я хоть раз поймаю себя на мысли, что не донёс песню, что не прожил песню, я завяжу. Мне не нужна халтура. Знаете, когда смотрю потом видео, я анализирую, сколько всего за концерт произошло, тут со звуком не срослось, там еще что-то, это борьба постоянная, энтропия…

 

– Времени наверняка не хватает?

– Конечно! Никогда нет времени. И вообще время – это изобретение. Мне и 72 часа в сутках мало. У меня свой рецепт – чтобы вернуть себе время, надо не поспать хотя бы неделю. Отоспимся сами знаете где. А вообще у нас в запасе вечность. И многое уже сейчас можно сделать и успеть.

***

В октябре 2021 года исполнилось 30 лет со дня гибели Игоря Владимировича Талькова, в ноябре ему было бы 65 лет.

 

Записала Галина Ратавнина

Информация

Сетевое издание «140 солнц».
Учредитель: Макеев Д.В.
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77 - 81613 от 03.08.2021 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций..
Главный редактор Макеев Д.В..
Контактные данные: 141195, Московская обл., г. Фрязино, ул. Барские Пруды, д. 3, кв. 91; e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., телефон: 8 (965) 328-21-95.
Все права на материалы данного сайта охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При цитировании материалов обязательна ссылка на «140suns.ru». При цитировании электронными ресурсами обязательна гиперссылка на сайт 140suns.ru.
Настоящий ресурс содержит материалы возрастного ценза 16+

Пользовательское соглашение

 
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…